Мгновение из сказки

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Мгновение из сказки > Вместе  1 мая 2015 г. 19:24:08



Комментировать могут только пользователи.

Вместе

Erian. 1 мая 2015 г. 19:24:08
почему-то мне нравится оставлять тут эти маленькие наброски, даже если их никто и не читает)
очередная зарисовка по Максу с Джером

Мы вместе. Это главное наше правило и аксиома. Конечно, мы достаточно долго привыкали друг к другу, шлифовали неровности характеров, ссорились и искали компромиссы, и всё это для того, чтобы сейчас быть одним целым. Многих приводит в ужас перспектива делить с кем-то мысли и сознание, мы же сделали это добровольно и по большей части неосознанно. Один из нас запросто может отгородиться от другого, но всё равно останется такой теплое и родное чувство второй половины рядом, и для этого совершенно не обязательно быть рядом физически. Да и после долгого привыкания уже не хочется прятаться, становится привычным слышать на грани сознание ворчание по поводу непонятного почерка Советника или блаженные мысли, когда один наглый блондин линяет из своего кабинета на небольшой балкончик и наслаждается кратковременною свободою, ласковым ветром, который гуляет по улице, играя с одеждою, волосами людей и нелюдей, перешептываясь с деревьями. В подобные моменты жалею о необходимости чертовых поездок, выбираюсь на улицу к палящему солнцу и расстроенно вздыхаю, чтобы после улыбнуться, ощутив эфемерное касание к своей щеке.
Мы вместе. Это было одним из условий, на которых я согласился принять короля обратно после его ложной смерти. Тяжелее всего почему-то было принять то, что за помощью обратились не ко мне. Наверное, именно это давящее чувство и выдвинуло подобное условие, благодаря которому я не раз выскакивал из кровати, чтобы обнаружить пропажу белобрысого гада, которого я зову супругом, а считаю просто любимым. Спустя считанные минуты я уже метусь вытаскивать его из очередной передряги. Пожалуй, ему было даже тяжелее принять, что он не один, и что от меня ничего не скрыть больше. Но какое море удовольствия я получал, когда ко мне прилетал прямо с Высшего Совета встрепанный с безумными глазами Джер, как налетал, лихорадочно проверяя цел ли я, и как шипел, узнавая, что я просто экспериментировал с заклинаниями. Он смеялся, сжимая меня в объятиях, а я просто слушал, понимая, насколько я его безумно люблю. Только теперь я чувствую и его совершенно ни на что не похожую любовь, больше похожую на клубок мягких ниток, из которых он порою плел чудеса.
Мы вместе. Это его слова. Я помню, как он настойчиво выдергивал меня из-за очередного письма кому-то из послов, тащил в Астрономическую башню, препирался со мною по поводу "что же может быть важнее решения вопросов внешней политики?", а после… Мы очутились под открытым небом. На привычном глубоком темно-синем цвете ночного неба плясали всполохи лилово-оранжевого цвета, они изгибались причудливыми лентами, складываясь картинками. Так похоже на северное сияние. Но мы ведь не на севере… Я завороженно следил за этим танцем, совершенно позабыв, что говорил минутою ранее, что нужно писать в нужном письме, что вообще нужно что-то делать в этом мире. Просто над головою было что-то необыкновенное, волшебное, захватывающее. "Ты будешь моим?" – спросил спустя пару мгновений Джер как-то неуверенно, неловко, будто не зная, что сказать и как. Будто забыл, что я знаю, насколько много он вкладывает в простое слово "мой". Знаю. Великолепно знаю. Наверное, только после этого я смог до конца впустить его в свою жизнь, простить ошибки, забыть нелепые ссоры. Наверное, только тогда я осознал, насколько скучал по этим губам и жадным поцелуям, затуманенному взгляду и щемящей нежности пополам с желанием защитить, скользящей в каждом прикосновении. Когда он стал так много значить?
"Мы вместе", – шептали его губы, когда он прижимал меня к себе, зажимая рану на моей руке. Это больно. Особенно, если я не могу себя подлечить, сил нет ни магических, ни физических, ни моральных. Я просто устал, а он держал меня и просил подождать, не засыпать. Забавно было слышать в родном голосе нотки паники, тепло и уютно было в его руках, но это едва ли помогало бороться с холодом, поселившимся где-то в груди. Глупо подставился. Улыбка кривит губы, опускаются веки, которые я больше не в силах держать открытыми, но должен… Должен. Открываю глаза и недоуменно смотрю на белый потолок, не понимая, куда делось серое небо, закрытое клубами еще более темного гадкого дыма. Поворачиваю голову на тихий шорох ткани, чтобы увидеть, как король спит, сидя на стуле и умостив голову поверх покрывала, которым я укрыт, трогательно прижимая мою ладонь к губам. Мягко касаюсь губ, веду пальцами по щеке, наблюдая, как дрожат белоснежные ресницы. Несколько мутный со сна взгляд голубых глаз и нежная, облегченная улыбка…
Мы вместе. Так пела наша музыка, что мы творили вместе. Тихий ритм, задаваемый фортепиано, каплями росы звенел в воздухе, когда в его звучание вплетался голос скрипки, едва слышный вначале, робкий, но уверено набирающий силу. Мелодия окутывала, звала и увлекала за собою, рассказывая многое, много больше, чем можно сказать словами. И мы слушали. Я видел, как дрожит в его руке смычок, видел, как сжимались губы, я всё видел, но молчал, ощущая предательскую влагу на глазах. Тишина, повисшая после, не была пустою или напряженною, скорее понимающею. Больше нет я и ты, есть только мы. Ведь это ты хотел сказать?
-Вместе…
­­
­­


Категории: Клочки творческой мысли
Обратите внимание на:
Лихорадочный синдром 31 октября 2010 г. ортлд
Лихорадочная девочка (Binetsu Shoujo) 14 февраля 2010 г. Mirari.. в сообществе [Манга.ru]
Кратковременное посещение... 16 мая 2008 г. DELETED FOR EVER
Erian. 1 мая 2015 г. 19:25:17 постоянная ссылка ]
почему я вечно играю за блондинов?)
Ты знаешь как убить зверя?

-Мне нужна его смерть.
-Босс, он спелся с Дживасом. Барс не подпускает нас к парню и на расстояние выстрела снайпера, все подосланные убийцы были найдены с разорванным горлом, да и сам Дживас неплохо ему помог в сокращении наших штатов, - голос мужчины средних лет звучит ровно и отстранено. Он не боится стоящего напротив, хотя тот и славится вспышками гнева. Просто знает, что он единственный, к кому прислушивается, и кто вправе смотреть прямо в темные глаза босса.
-Шон, ты знаешь, что мне абсолютно всё равно. Используй свой гениальный ум, черт подери! Этот оборотень должен быть мертв! - шипит, не оборачиваясь, один из самых влиятельных людей этой страны. Его собеседник лишь склоняет голову в знак уважения и согласия, а после уходит, позволив на мгновение губам искривиться в улыбке.

Найди его слабое место.

Крупный серебристо-серый кот поднялся и душевно потянулся, выгибая покрытую темно-серыми пятнами спину и изгибая дугою длинный полосатый хвост с темным концом. Довольно мурлыкнув, он подставил лобастую голову солнцу, мружась на яркий свет, а после и от удовольствия, когда по голове и коротким ушкам скользнула рука, поглаживая. Рядом на постель опустился статный брюнет, выглядевший немного устало, но вместе с тем как-то расслаблено и довольно. Резкие черты сгладились, когда тонких губ коснулась улыбка, аквамариновые глаза смотрели снисходительно-ласк­ово на мурчащего от ласки хищника. Ярко-желтые глаза распахнулись и уставились прямо в лицо парню необычайно разумно и понимающе. Мгновение, и на месте барса уже взъерошенный блондин, сонный, но какой-то счастливый. Он легко целует брюнета, утаскивая за собою на постель...

Нажми осторожно, заставив занервничать, запаниковать, ошибиться.

-Это всё из-за тебя, Ран! Из-за тебя всё рушится и катится под откос! - в сердцах выпалил доведенный до ручки Марк, наступая на блондина. - Охота идет за тобою! Так почему под прицелом оказался я и весь мой бизнес?! Почему гибнут люди?!
Это уже не первый раз, когда он слышит такое, но первый, когда эти слова звучат из уст мафиози. Пепельноволосая голова опустилась, признавая поражение, Ран поднимает взгляд пылающих золотом глаз, разворачивается и уходит, лишь на пороге оборонив:
-Я уже говорил. Но если ты считаешь, что так лучше, я уйду.

Обрати в бегство.

Дживас не верил до конца, что этот наглый кот, так легко поселившийся в его квартире, действительно уйдет. Он не мог этого сделать так просто. Погуляет и вернется, когда посчитает, что брюнет остыл и опасность миновала, как всегда происходило, однако квартира оказалась пуста. По комнате тяжело было определить, изменилось ли что-то, но Марк сразу понял, что вещей оборотня тут больше нет. Руки предательски задрожали, прежде, чем сжались в кулаки. Не ты ли убеждал себя, Дживас, что он тебе не нужен? Не ты ли выгнал его? Вот и молчи теперь.

Вымотай.

Открытый сезон охоты оканчивается либо по истечению определенного времени, либо пока зверь не будет убит. Вот только цель не знает, когда охотникам надоест. Барс бегал уже почти неделю. Конечно, он огрызался, сокращая количество охотников, но одного убитого заменяли двое. Его загоняли и выматывали. Медленно и методично, не жалея ни людей, ни ресурсов. А всё чертов амулет. Ран с ненавистью посмотрел на тонкую цепочку с кулоном в виде оскаленной морды волка. Дернул же черт украсть! Поманила огромная сумма, называется. Да только заказчик скончался спустя пару часов, как рука оборотня коснулась амулета. Откинувшись на мягкую спинку гудящего автобуса, кот забылся беспокойным сном...

И когда он устанет...

Как можно было попасться в такую примитивную ловушку?! Проклиная себя последними словами и уговаривая поддать еще, барс летел по улицам и переулкам, прыгая по машинам и через заборы, взлетая на крыши и пролетая по лестницам. Всё, что угодно, лишь бы удрать. Вот уж где движение - жизнь. В опасной близости от задней лапы пролетела пуля, вынудив в очередной раз нырнуть куда-то в переулок, а там вверх по пожарной лестнице. Постоянно бежать оборотень не может, потому через квартал ныкается в одном из закутков, глядя на свои ободранные в кровь лапы, ощущая, как простреленный хвост неприятно тянет, теряя всякую пригодность для балансирования при прыжке. Боль уже не пронзала, она тупым комком билась где-то в висках. Дыхания не хватает, мышцы ноют и дрожат. Это финал. И всё же оборотень срывается с места, едва слышит приближающиеся голоса, бежит из последних сил, чтобы... Замереть, едва выскочил из-за поворота. Прямо в лоб направлен револьвер. До одури родной запах кажется неправильным и чужим, а всё, из-за чего держался последние дни блондин, разбивается на осколки теряя всякое значение. Обернувшись человеком, он лишь шепчет "Стреляй", улыбаясь...

Контрольный в голову.

Даже столкнувшись в магической составляющей мира, Дживас не верил в её существование, хотя и прожил с живым подтверждением. И вот сейчас, стоя над еще теплым телом того, кого успел полюбить, брюнет ярко осознал, что с самого утра он не принадлежал себе. Он бы не смог этого сделать. Револьвер с тихим стуком-звяком падает на асфальт, выскользнув из дрожащих ладоней. Разбитый дважды...
­­
­­
Erian. 1 мая 2015 г. 19:26:41 постоянная ссылка ]
Я никогда не соберу это во что-то цельное... Очередные кусманчики по Максу и Джеру.
­­

***

­­
В очередной раз бездумно слоняясь по замку, я сам не заметил, как очутился в том, давно забытом всеми, кроме нас, зале. Посередине огромного светлого зала стояло фортепиано. Белоснежное, прекрасное в своей идеальности, но как будто одинокое. Когда-то ты показывал мне этот зал, хватал скрипку - вон она лежит в стороне на подоконнике - и играл. Я помню свой немой восторг, помню твоё лицо, которое бывает у тебя только в такие моменты воссоединения с музыкою, помню ту гамму эмоций, что вызывала мелодия. Помню историю, что она рассказывала... Ты говорил, что тебе порою тяжело выражать эмоции, а музыка в этом помогает. Это так и было... И пусть это покажет меня не с самой лучшей стороны, но я тихо радовался накалу твоих эмоций, плохих или хороших, просто потому, что ты часто играл.
Пальцы скользнули по черно-белым клавишам. Помнишь, как мы с тобою впервые пытались сыграть вместе? Тогда ты рассмеялся и заявил, что надо тренироваться. А я лишь соглашался...
Сажусь за музыкальный инструмент, еще раз провожу пальцами по клавишам и первыми касаниями начинаю плести мелодию. Тихую, почти жалобную, пропитанную болью и безысходностью... Стоило мне на мгновение сбиться, как я услышал скрипку. Она плакала... Вела рассказ о схожих чувствах, сдавливающих всё существо... Просила прощения. Просила понять, простить и отпустить. Я вплел в его звучание свою мелодию и рассказал... какого мне. Вскоре скрипка смолкла, а моя мелодия тихо звучала, умолкая.
Скажи мне, за что ты так со мною?

***

­­
Победа или поражение? Совершенно противоположные вещи так любят сплетаться в один комок так тесно, что больше не различишь, где что. Это бывает больно, бывает приятно, а порою они уравновешивают друг друга, не перевешивая чаши весов в какую либо из сторон. Но мои весы, склонили одно своё плечо отнюдь не в самую приятную сторону... И вместе с тою чашею я опустился в пучину чувств. Чувств, сжимающих горло, заставляющих кричать... и захлебываться этим криком. Раз за разом падать на самое дно бездны отчаяния и боли, метаться в поисках света и медленно умирать.
Я смотрю в окно на праздник жизни. С верхних этажей замка всегда открывался шикарный вид на город и главную площадь, потому ты так любил тут сидеть, бездумно наблюдая. Позже я приходил сюда и присоединялся, завязывался глупый разговор... Ты улыбался... Неосознанно тяну руку к тебе, но лишь рассеиваю иллюзию. Горло, а затем и сердце опять сжимают цепкие лапки боли. Стиснув челюсти, вновь устремляю взгляд в окно. Светлый город из белого камня буквально купался в солнечном свете и радости... На площади в танце кружили пары, играли музыканты, бегали дети, смеялись люди и нелюди, которые наверняка бы уничтожили друг друга в иной ситуации, но сейчас их объединяло всех одно... Победа.
А я скажу поражение... Я не могу находится ни в одном из помещений этого замка. Каждая комната, каждая мелочь, каждый скрип и дуновение ветра напоминали о тебе. О том, кто ушел... Безумно больно следить за твоею иллюзионною фигурою то скользящую по плитам тренировочного зала в смертельно опасном танце, то согнувшеюся над какой-то кипою бумаг, то дрыхнущею в излюбленном кресле с книгою. Даже город был пропитан тобою. Вон ты исчезаешь в переулке, задорно подмигнув мне, вон ты едешь верхом на черном как смоль жеребце, и вот поймал на горячем мелкого воришку... Почему, скажи мне, глядя на других людей, я вижу тебя? Почему я не могу дышать без тебя? Почему я не могу забыть..? Скажи мне...
Почему ты не позволяешь мне уйти вслед за тобою? Почему стоя на краю, я чувствую твою ладонь, сжимающую мою плечо, а оборачиваюсь, вижу грустное лицо, чуть качнувшееся в отрицательном движении? Почему я оседаю тебе под ноги, а ты просто улыбаешься и исчезаешь..? За что..?
Знаешь, ища твоим поступкам объяснение, я обвинил себя во всем, в чем только мог... И это не помогло. Ничуть. Появлялся ты и смотрел на меня, как на идиота. И я чувствовал себя идиотом. Полным. Упустившим свою возможность быть счастливым. А ты, как обычно, делал бесконечно уставшее лицо, касался моих волос и исчезал. Прости...
Erian. 1 мая 2015 г. 19:27:56 постоянная ссылка ]
попытка писать фемслеш, очередной сборничек кусочков

-Боже, - выдохнула я, садясь на кровати и придерживая гудящую, как улей с озверевшими пчелами, голову. – Чтоб я еще раз так пила…
Обведя комнату мутным взглядом, удивленно фыркнула. Стандартная комната общежития: бывшие когда-то белыми стены, темный пол в памятных пятнах от реактивов и заклинаний, кровать под распахнутым окном, стол с кучей бумаг, книг, свертков и чем-то неаппетитным, в далеком прошлом бывшее, наверное, яблоком, шкаф, который лучше не открывать, если не хочешь быть заживо погребенным. Интересно, когда же я там разберусь? Книги, бумаги, конспекты, какие-то вещи, амулеты и еще куча не пойми чего в вольном порядке расположились на полу, довершая картину комнаты студента, мага-практика. Но удивило меня другое... От двери к кровати расчищена дорожка. Я бы этого в пьяном состоянии делать не стала однозначно, уже молчу об аккуратно сложенной куртке, лежащей у меня в ногах. Вывод: кто-то сошел с ума настолько, что решился дотащить неадекватного мага до комнаты. Надо будет сказать спасибо…
На этой оптимистичной ноте я взбодрилась. Ну, как, взбодрилась… Желудок проснулся и попросился гулять, пробивая себе проход наружу, наплевав на остальные органы. Зажав ладонью рот, моя скромная персона подрывается и прямиком по дорожке между хламом вылетает в коридор, а там козлиным галопом до ближайшего туалета. В общем, проведя душевную беседу с собственным желудком, я кое-как уговорила его всё же остаться на месте. С каким-то злорадным удовлетворением отметила, что с ужином вчерашним прощалась не я одна. Итак, отправившись умываться и в очередной раз пытаться безуспешно привести в порядок свою шевелюру, я честно напрягла свою память.
Вчерашний вечер помнился урывками… Вот я иду вместе с доброй частью нашей группы отмечать успешно сданную теоретическую часть экзамена в ближайший трактир. Вот мне наливают… А, нет, уже отобрали. Слава Стихиям! Нет, вернули. И еще что-то долили. Это же… О боже, где был мой рассудок, когда я пила это?! Следующая за выпитым стаканом зияющая дыра в памяти меня даже немного порадовала, ибо чую, было ну оооочень весело.
Следующий фрагмент, который умудрился сохранить избирательно работающий мозг, «порадовал» перепалкой с Учителем. Ну и огребу же я посохом витым по головушке за всё, что наговорила! Отметила на свою голову.
И ярким пятном в памяти засел один зал из целой череды аналогичных. Его используют для тренировок все, кому не лень, от Танцующих с Тенью до Борцов. Вот и сейчас зал был занят. По залу скользила Она. При виде скользящей бесшумно по гладкому полу Танцующей, отступила пьяная пелена и прояснился разум. Это было… нереально…

Я всегда хотела быть Танцующей, но судьба распорядилась иначе. Даже чисто внешне мне никогда не быть похожей на утонченных светловолосых убийц. По своей природе широкая кость дает большой вес, который никак не вяжется с моими глупыми мечтами. Да и в целом, я не подходила ни под каким маслом: непокорная грива темных волос вечно не желающая укладываться в какую-либо прическу, окромя «я летела с сеновала, тормозила головой», смуглая кожа, вздернутый нос, брови вразлет, полные губы и… моё проклятие – глаза глубокого фиолетового цвета. О, как я ненавидела этот цвет, который не смогла заглушить ни одна магия. Спросите откуда такая неприязнь? О, это отдельная история… Попозже расскажу.

Я замерла, восторженно глядя на девушку нереальной красоты. Длинные белоснежные волосы серебрятся при каждом плавном и одновременно быстром движении в свете Покровительницы, Владычицы Ночных Небес, только иногда серебристый свет выхватывал голубые пряди. Мраморная кожа будто светилась изнутри, делая и без того тонкую фигуру девушки еще более хрупкой, более нереальной, отделяя её от простых смертных. Она скользила по залу медленно, чинно, будто красуясь. Передо мной? Или еще перед кем? Честно, даже не видя лица, скрытого частично длинной челкой, частично тенью от волос, лично я оценила. Да, я была впечатлена. Впечатлена тем, как только что обманчиво расслабленные движения, становятся неожиданно резкими, быстрыми, агрессивными и безукоризненно точно выверенными. Эта тонкая грация хищника, эта дерзость отчаявшегося, этот… Слух слепого музыканта.
В какой-то момент, мне показалось, что я слышу, слышу, эту тихую мелодию тела, духа, под которую двигалось это нереальное создание. Подаваясь вперед в отчаянной попытке услышать лучше, проникнуться ею, понимаю, что совершила величайшую ошибку в своей жизни. Резкое движение, обрывающее танец, и я смотрю ей в лицо, в которое до безумия хотелось заглянуть пару мгновений назад, а сейчас лишь вызывающее панический страх. Почему-то я опять замираю, восторженно рассматривая тонкие черты лица, четко очерченные губы, прямой тонкий нос, но, только заглянув ей в глаза, понимаю, что пропала, поглощенная без остатка бездной синих глаз. Впервые моей неугомонной и непокорной сущности захотелось подчиниться и растворится без остатка. Не знаю, что Танцующая прочла в моих глазах, но по лицу скользнуло странное выражение.
Помню, как длинные белые ресницы опустились, обрывая зрительный контакт. Помню, навалившуюся слабость. Помню, подкосившиеся ноги и мягкую темноту. Как глупо… Наверное, только я могла грохнуться в обморок в самый подходящий момент.



-Стой! – меня хватают за руку. Тонкая кисть, длинные музыкальные пальцы, не знающие, что такое касаться струн или клавиш, зато знающие, как плести заклинания, знающие, как убить одним щелчком, сжимаются стальной хваткой. Новая вспышка злости. Резко разворачиваюсь и заношу руку для удара, но, увидев зажмурившуюся Райко, отшатываюсь и запускаю ладонь в волосы, до боли их сжимая. Не смей, она не заслуживает такого обращения. – Дейра… Дейра, прости меня.
Глупая, глупая Райко.



Хищная улыбка касается губ, тело само собой плавно перетекает в атакующую позицию, а ладони чуть сильнее сжимаются на рукоятях тонких одноручный мечей. Краем глаза отметила, как в похожей позе замерла и Райко, только руки сведены в классическом жесте, с которого начинается большая часть атакующих заклинаний. Мда... Патрулирование "спокойной" территории пошло совсем неспокойно. Десяток профессиональных убийц и маг против пары недоучившихся девушек и троицы бывалых, но мало что могущих, вояк. Вестник отправлен, но помощь прибудет не раньше, чем через полчаса, если вообще прибудет.
Бродящий в крови адреналин отключает чувство страха и раскрывает обычно недоступные возможности. Время замедлило свой ход... Пара резких движений магессы, мерцающая пленка щита, огненный бутон, разбившегося о защиту какого-то заклинания. Дейра не разбиралась в магии, оставляя изучение хитросплетений сил на занимающихся этим людей, Райко, к примеру. Танцующие мыслят иначе, им нет разницы до тонких материй, у них просто есть оружие и есть цель, а так же сотни вариантов убиения. Они другие, мы другие...
Подобные мысли особо не отвлекали от дела, тело привычно двигалось, спасая непутевую головушку от всего колюще-режущего, мозг считал время и проектировал линию движений. Кружась в замысловатом Танце, беловолосая девушка старалась не просто дотянуться до нападающих, а ранить или, лучше, убить. Ведь от неё зависит очень многое... Собственная жизнь, жизнь этой невыносимой и самоуверенной идиотки, а так же отчаянно защищающихся, но заранее обреченных уже двоих стражей. Уйти в сторону, поймать на меч опасное лезвие, откинуть его в сторону, блокируя еще одного и, наконец, вбить по самую рукоять меч в открывшегося противника. Один, услужливо сообщил мозг. И всё по новой. За спиной слышались взрывы и потрескивания, воздух стал тяжелее от почти ощутимой энергии. Райко, пожалуйста, держись...
Краем глаза Дейра замечает, как оседает один из вояк, а второго тут же нанизывают на меч со спины. Она видит широко распахнутые, медленно угасающие глаза, видит кровь из уголка губ, видит, как эти самые губы что-то шепчут. "Сзади" - разобрала девушка. Плавное движение в сторону, замереть, пропуская пролетевшую по инерции темную фигуру, резкий разворот, полоснуть по открытому боку. Да-да, в современном мире только на парадах да в рыцарских турнирах облачаются в непомерно тяжелые и неудобные доспехи. Два, сообщил равнодушный ко всему мозг. Продолжив свой Танец, Танцующая отстранено думала о, считай, спасшем её шкуру вояке. Уважение. Давно девушка не ощущала этой эмоции.
Мощный взрыв, взрывная волна оттолкнула и протащила по земле, пыль ухудшает видимость, но видно, как отлетает и чуть проезжает по земле темноволосая магесса. Пара убийц подлетает к ней... Время замедляется еще больше. Стилет, зажатый в руке, медленно опускается, меч вторил стилету. В мозгу что-то щелкнуло. Новая информация. Обработка. Что-то меняется. Не в мире, в самой сущности Танцующей. Убийцы падают замертво, заливая кровью из носа и рта землю. Резко развернувшись, изящно ускальзывает от лезвия подобравшегося слишком близко убийцы и наносит свой удар. Уничтожить. Опасны.
Маг, потеряв соперника, переключается на Танцующую. Заклятие неумолимо несется к ней и... Разбивается о щит. С земли поднимается нетвердо стоящая на ногах Райко, пошатывается, но вскидывая руку и посылает в мага заклинание. Дейра не видела, как вспыхивает и меркнет щит, не видела, как заклинание оставляет сквозную воронку в груди мага, не видела, как он падает, просто магическая поддержка переключилась на помощь ей, а значит, маг мертв и всё будет хорошо.
Позже беловолосая присаживается рядом со сползшей по стволу дерева магессой. Та выглядела бесконечно уставшей и несчастной. Магическое истощение плюс это первый реальный, а не спроэктированый и контролирующийся, бой. Осторожно коснувшись щеки девушки, Дейра внимательно посмотрела в какие-то пустые глаза. Плохо... И слабая улыбка не смогла разубедить Танцующую. Где-то на уровне подсознания искалось решение, выход, но почему-то не находилось, когда вспыхнула яркой вспышкой глупая и, в целом, абсурдная идея. Касание губами губ и в истощенное тело потекла энергия. Это было опасно, ведь энергия, текущая в жилах магов и Танцующих, совершенно разные и не заменяют друг друга, если, конечно, они не [пара]. Потом сама Дейра была, мягко говоря, не полна сил, но сейчас испуганное, замершее в её руках создание могло запросто лишиться всех своих выдающихся способностей.
Erian. 1 мая 2015 г. 19:29:37 постоянная ссылка ]
не в тему, но пусть будет хд

Откинуться на спинку старого кресла.
Закрыть глаза, чтоб обида исчезла.
Послушать мелодию гуляющего по крышам дождя.
Задуматься о мире и основах его бытия.
Тысячами брызг рассыпается сознание.
Давай забудем о пустоте души сказание?
Не задумывайся о жизни и смерти, прошу.
Расскажи, попроси, я в помощи тебе не откажу.


***
Я расскажу тебе сказку…
Нет, не в черно-белую краску.
В ней не будет ни королей,
Королев, их сыновей и дочерей,
Ни магов темных, коварных,
Ни рыцарей, на равных
Бьющихся со «змиями гадкими».
Постой! Наш мир тоже полон загадками.
Маленькими и большими, яркими,
Сложными и в тоже время такими…
Простыми?.. Интересно? Слушай…
Раз представился случай, я прошу, послушай!
Я расскажу тебе сказку…
Не в черно-белую краску.
В ней будем только мы: я и ты,
А так же наши жизни и мечты.
Проживем еще раз эти наши рассказы?
Вспомним давно позабытые фразы,
Улыбнемся ушедшим моментам,
Когда-то давно разделенных напополам.
Я расскажу тебе сказку…
Прошу, выбирай краску.

***
Поколение 21 века странное,
Мышление под стать - пространное.
Одежда модная, прическа стильная,
Улыбка фальшивая. Жаль, что не сильная.
Жизнью побитая с сердцем разбитым,
Мечтами туманными и "ним" не забытым.
Банально, правда? Все замолкли,
Но ведь мы жить молча привыкли,
Измеряя время песнями,
А всю жизнь друзьями
И случайными событиями-встречами­.
Крылатыми фразами и даже куплетами
Мы описываем свою слепую жизнь.
Клянем и благодарим богов и богинь
За радость и боль, за ненависть и любовь.
На многие вопросы изящно поднимаем бровь.
Поколением 21 века сумасшедшее,
Не лучшее, но ведь и не худшее.
Erian. 1 мая 2015 г. 19:30:17 постоянная ссылка ]
из старья. пусть валяется
намек на фемслеш


­­
Где-то на уровне сердца колышется водная гладь. Где-то на уровне сердца умирает солнце и замирает воздух. Мир медленно рушится, погружаясь во тьму, из которой однажды был будто совершенно случайно выдернут одним человеком. И сейчас, теряя её, теряя смысл, о котором она с улыбкой говорила, я вновь падаю в пропасть, точно зная, что ангел больше не появится и не спасет меня от неизбежного дна, моего непоэтического конца.
Скольким я ей была обязана. Да что там была? Я была, есть и буду вечно ей должна. Должна ангелу… Как пафосно. Но она, в самом деле, ангел.
Внешность? Вы смотрели на солнце? Скажите, вы видели, какое оно солнце или вы жмурились на свет, не видя ничего более? Вот. Она такая же. Эта улыбка, эти глаза, этот звонкий заразительный смех затмевали все недостатки не только внешности, но и характера, поэтому если меня спросят, что же было в ней плохого, я лишь промолчу. Об ангелах не говорят плохо…
Я помню нашу первую встречу. Я помню жаркое марево, висящее над ненавистным городом, помню сотни спешащих вечно людей, помню давящее одиночество и еще более тяжелые мысли. Оступившись, неловко взмахнула руками и упала, содрав колени и ладони. Кто-то засмеялся, а она подошла и помогла подняться. Чуть позже сидя на лавочке, я молча рассматривала девушку, обрабатывающую мои царапины. Её, казалось, не смущало моё молчание, она улыбалась, шутила и рассказывала, как сама недавно упала в дождь прямо в лужу. Признаться, память упустила тот момент, когда я поддалась её обаянию, мимике и задорному смеху, расплываясь в ответной улыбке. Фраза за фразу и я чувствую, как осыпается кусочками мой кокон отчуждения, как уходит чувство одиночества. Глупо, наверное, но в какой-то момент я испугалась, что с её уходом всё вернется, и мир вновь станет холодным. Она рассмеялась, тепло и звонко, когда услышала мои сбивчивые объяснения. Присела на корточки, держа в руках мою ладонь, улыбнулась и пообещала не уходить. А я поверила, доверилась и слепо последовала за ней.
Я помню наши разговоры, порою кажущиеся слишком умными для нашего возраста, а порою наоборот, поражающие обилием малопонятных для непросвещенных фразочек и шуточек. Помню споры по поводу и без него, всегда заканчивающиеся перемирием. Я помню мир таким, каким показала мне она его. Помню, как она учила меня радоваться каждой мелочи, искать смысл существования, чувствовать вкус жизни каждым прожитым мигом. И сейчас…
Я сижу под операционной и нервно дергаю себя за пряди волос. Взглядом останавливаю медсестру, так и норовящую подскочить ко мне с успокоительным. Устала… Еще и эта авария. ДТП сейчас давно не редкость, но я совсем не ожидала, что это случится с ней. Вынырнув из своих мыслей, я резко поднимаю голову на звук открывшейся двери и умоляющими глазами смотрю на вышедшего врача.
Скажи мне, что она будет жить. Скажи, что всё будет хорошо. Скажи, прошу!
-Она будет жить, - облегченно выдыхаю, прислоняясь мокрою спиною к холодной стене. – Но…
-Стоп, не надо… Завтра, всё завтра. Я хочу уснуть счастливой, - хирург лишь улыбается понимающе и кивает.

И всё-таки мир рухнул.
Она сидела на кровати и казалось бы рассматривала свои ладони, но… Белая повязка на глазах разрушала слабую надежду на то, что врач перепутал и говорил не об этом солнце. Она не подняла головы, когда скрипнула дверь, когда послышались тихие шаги, когда противно шкрябнул стул по полу. Впервые на утонченном лице не было чего-то, что делало его таким неуловимо живым и родным, а руки предательски дрожали.
-Адриан?.. – неуверенно позвала я. Она сразу же подняла голову, обернувшись на звук голоса, и протянулась ко мне руку. Переплетя наши пальцы, чуть сжимаю её ладонь, как делает обычно она, поддерживая меня. Тонких губ касается чуть грустная улыбка, и я улыбаюсь в ответ, позабыв, что она не видит.
-Жаль, что я не показала тебе всё, что хотела…
-Еще покажешь.
-Но…
-Я буду твоими глазами, а ты моим сердцем.
Она смеется, искренне. И я понимаю, что счастлива…
Erian. 1 мая 2015 г. 19:31:34 постоянная ссылка ]
еще одна достаточно давняя почеркушка. о да, трагедия - моё всё, определенно. не имеет никакой привязки к существующим персонажам. просто плохое настроение, но мне почему-то нравится.

В этом мире я один. Стою на краю обрыва и смотрю, как под ногами, далеко внизу, переливаются свечением звезды. Будто звездное небо упало. Поднимаю взгляд и смотрю на безликое серое, даже без облачка, небо, осматриваюсь, а вокруг равнина, столь же серая и безликая. Но меня не волнует это. Тут только я и эти звезды, яркие и зовущие. Почему-то улыбаюсь светло и чуточку грустно, отступая на шаг от края, а после в сторону, начиная танцевать. Не любил никогда танцевать ни с кем-то, ни в одиночестве, но сейчас я почему-то легко следую самому по себе прорисовывающемуся рисунку танца. Кажется, еще немного, и я полечу. Да, так и есть! Взмываю в воздух, продолжая движения. Наверняка красиво и символично. Танец на краю бездны.
Замираю, протягивая руку и вновь осознавая. Я тут один. Мне некого позвать. И у меня нет крыльев. Всё счастье, наполнявшее меня, исчезло будто дымка во мгле, бросая в звездную пучину. Мимо летят огоньки, серое небо становится темнее за мглою, клубящейся меж звезд, а я как-то отчаянно тяну руку вверх, будто на что-то надеясь. Рывок и резко остановившееся падение. Я вижу солнце, вышедшее из-за туч, пронзающее светом мглу и будто удерживающее меня. Нечеткая из-за яркого света фигура распахивает огромные золотистые крылья, и я почти слепну, доверчиво сжимая ладонь и поднимаясь вверх. Он улыбается и касается губами моих пальцев.

Распахиваю глаза и невидяще смотрю на чуть потрескавшийся серый потолок. Где я? На руке по прежнему ощущается тепло, будто оно мне не снилось, перевожу взгляд и понимаю, что действительно не снилось. У кровати сидит дроу, сжимая руками мою ладонь и касаясь пальцев губами. Он смотрит на меня теплым взглядом золотых глаз и улыбается, совсем как спаситель во сне. Ощущаю что-то мокрое на щеках, не сразу осознавая, что плачу.
Erian. 1 мая 2015 г. 19:33:14 постоянная ссылка ]
Мик/Торра. гет нихрена не начало, но для меня отправная точка. местами надо конкретно переделать, чтобы не выглядело настолько слизанным

Поступив в Академию, я понимал, что создаю себе проблемы определенного рода, однако необходимость спрятаться где-то на время и перспектива получить новые знания перевесили, потому в этих стенах можно увидеть одного безмерно наглого полукровку, как старательно строящего соблазнительную улыбку для одной очаровательной, но явно слишком скромной шатенке. Можно было подумать, что она мне нравится, и я пытаюсь привлечь её внимание, однако всё намного проще и хуже. Каждая девушка знает, что оказывается в моей постели ровно на один раз, но почему-то каждая с замиранием сердца ждала, что выберу именно её. Чертова сущность, дарованная богинею. Сколько бы преимуществ ни было, мне постоянно необходимо её поддерживать, а являясь одновременно Убийцей и Любовником, приходится бежать и размахивать мечом, отыгрываясь хотя бы на манекене, а после бежать уже по коридорам, выискивая мадам. Сами понимаете, что в определенный момент, это начинает порядком раздражать. И удваивала это все любящая Хель, совершенно искренне не понимающая, почему я не обращусь к Торре. Уже попросту устал бодаться с нею по этому поводу.
Договорившись о "встрече", отправляюсь в комнату. Отсутствие заклинаний на двери говорит, что моя соседка внутри, и да, действительно. Тихо прикрываю за собою дверь и плюхаюсь на постель, выуживая из пространственного кармана книгу. Вскоре дверь в ванную распахнулась, и подруга, махнув мне рукою, подошла к своей постели, на которой лежит одежда. А я ловлю себя на том, что смотрю на короткие золотистые волосы, ставшие на пару тонов темнее из-за воды, капающей с прядей, слежу за одной из капелек, скользнувшей по спине… Красивая фигура, светлая кожа и весьма дразнящий вид, учитывая, что на девушке только нижнее белье.
-Еще раз в таком виде пройдешь передо мною, и я не смогу усидеть на кровати, - в голосе звучит насмешка, за которой легко можно скрыть прочее.
-Что? – Торра оборачивается, не менее насмешливо приподнимая бровь. – Тебе не нравится вид девушки в нижнем белье? Так вот чего ты так на Рыжика смотришь…
Ох, как же она любит подкалывать меня на эту тему, хотя великолепно знает, что мальчиками я не интересуюсь ничуть, и то, что оные как раз таки не могут не поддаться чарам, ничего не меняет. Чертов шлейф от сущности Любовника привлекает ко мне кучу внимания исключительно романтического характера, а противостоять оным могут только влюбленные да более сильные сущности. Вот эта вредная блондинка им не поддавалась, при том как-то очень быстро я потерял на неё всякое воздействие. Значит, в кого-то влюбилась, и этот кто-то в Академии, более того по неизвестной причине она не хочет этому кому-то признаваться. Раздраженно отмахиваюсь от недовольно заворчавшего внутри собственника. Торра – моя подруга, очень хорошая подруга, отношения с которой я портить не намерен. Просто мне нужен человек, который прикроет мою спину при случае, который будет рядом и совершенно искренне позаботится, если потребуется, а не будет прятать тот чертов страх. Очень нужен, и она это знает…
-Кстати, Торра, не хочешь переночевать у Джувии? Должна прийти…
-Молчи ради всех богов! – обрывает меня блондинка, кривя губы. Конечно, она не в восторге, что я её с завидной регулярностью выставляю за дверь. А что я могу сделать еще? Быть в одной комнате, когда я "развлекаюсь", она отказывается наотрез, а прекратить этот бедлам не могу уже я. Вот и нашли компромисс, Джу живет одна, поэтому без проблем может приютить подругу на ночь. - Не хочу запоминать имя «той единственной» на две ночи. Серьезно, Мик, скоро тебе придется переходить на мальчиков. Или… Ах да, прости, я совсем забыла про Азеля и Урта.
Торра усмехается, застегивая пуговицы блузки и одергивая чуть юбку. Я же говорю, ей безумно нравится меня этим допекать, но она права. Второй курс подходит к концу, а я "перепортил" уже почти всех девушек, а по второму кругу идти не хотелось бы, мягко говоря.
"Чем же тебя не устраивает девочка?" – иногда меня это древнее как сам мир существо поражает своею упертостью и твердым лбом.
"Она мне ясно дала понять, что не желает оказаться одной из тех, о ком я забуду следующим же утром," – устало отвечаю.
"Но ведь это зависит от твоего отношения!"
"Деметра, милая моя, не хочу я лезть со своими проблемами к той, кому они нафиг не нужны," – вспоминаю о неизвестном мне объекте обожания и убеждаюсь в правильности действий.
"И все же ты бы мог…"
"Не мог, хватит!" – резковато обрываю богиню, и та обижено замолкает.
-Ну не на тебя же набрасываться ночью, - бросаю небрежно, пожимая плечами.
-Попробовал бы, - обожаю этот ехидный тон. Ловлю взгляд серых глаз в отражении зеркала, у которого девушка поправляла высушенные волосы, и лишь фыркаю. Конечно, с друзьями не делят постели, так?
Спустя пару часов, которые были потрачены на совместное перерывание литературы в поисках материала для докладов, Торра желает мне приятного времяпровождения и уходит. Со вздохом поднимаюсь с постели и приступаю к занудному набору приготовлений: убрать всякие бумажки, книжки, что в изобилии валяются по всей комнате, достать вино, конфеты, убедиться, что прилично выгляжу, и напоследок накинуть блок на светлую половину комнаты. Подруга не любит, когда её вещи трогают без спросу, а мне неприятна сама мысль видеть кого-то там, окромя хозяйки, ну или Джувии на худой конец.
Сидя в ожидании очередной "дамы на вечер", вернулся к порядком осточертевшим попыткам вычислить, в кого влюблена эта ехидная дама. Себя я в расчет даже не брал. Зачем? Наше общение четко определяется простым словом "друзья", и ни шага в сторону. Собственные глупые нелогичные чувства приходится придушить и стараться быть хорошим другом. Но я опять отвлекся… Из мыслей меня выдернул скрип двери. На пороге стояла та самая шатенка, которую я кадрил с утра.

Дверь захлопывается с отвратительным грохотом, будто уходящая девушка жаждала, чтобы та слетела с петель и прибила меня. Однако дверь на месте, меня ненавидят за то, что выставил, а мне как-то всё равно. Просто понял, что не могу. Не могу касаться той, кого не люблю, не могу целовать, думая о другой, не могу больше врать себе, что легко смогу от этого отмахнуться. Бутылка вина, так и не тронутая, вызывает страшное желание разбить её об стену, но легче мне не станет, а стоимость этой самой бутылки останавливает. Перевожу взгляд на собственные ладони, с долею недоумения замечая, что они подрагивают, когда мысли скакнули на очередной виток чертового "Что будет, если...?". Понятия не имею, сколько просидел, сколько раз метался по комнате в какой-то глупой догадке, но не спал я ни мгновения и это точно. Ощущая себя окончательно разбитым и потерянным, уставшим и злым, отчаявшимся, едва не пропускаю возвращение ранней пташки домой.
-Доброе утро. Выспался? – могу даже не оборачиваться, и так знаю, что на лице заглянувшей Торры проступает удивление с ноткой недоумения. Звук шагов и матрас прогибается под весом девушки. – Ушла? Да ну, Мик, неужели нашлась та, что смогла отказать тебе?
Кажется, она преувеличивает мои силы, но как-то всё равно. Я пытаюсь убедить себя не делать глупостей.
-Нет, - делаю небольшую паузу, прежде чем продолжить, - я сам её выгнал.
-Мик, всё в порядке? Ты плохо себя чувствуешь?
Да, черт, да! Это отвратительно – бояться рискнуть и ошибиться, потерять, что есть. Меня уже давно не посещал этот страх, и сейчас я не знаю, что делать. Рисунок линий на моих ладонях не меняется, но я продолжаю смотреть на них, лишь бы не столкнуться взглядом с серыми беспокойными глазами. Интересно, как у неё получается так легко принимать мою сущность со своею кучею заморочек и морем проблем?
-Они все меня боятся. Как демона. И эта их похоть… - слова отказываются слетать с языка.
-Тебя все устраивало, - скольжение ткани подсказывает, что магесса пожала плечами, силясь выразить свои эмоции. В следующий миг она замирает и потрясенным голосом выдает такие слова, что мне впору рассмеяться: – Боже, Мик, ты что, влюбился? Нет, серьезно?
Да, милая, влюбился, и при том давно, забивая эти чувства, убеждая себя и окружающих, что этого нет и быть не может. Глупо, правда? Деметра точно так думает, и мне придется просить у неё прощения, но вначале…
-Прости, - звучит тихое, когда я перехватываю её руки и мягко целую. И это попросту окончательно лишает меня последних разумных мыслей, не основанных на буре эмоций. Отстраняюсь, пока не увлекся, ослабляя хватку и ожидая реакции, понимая, что сейчас банально сбегу, а после изведу себя любимого.
- Если ты сейчас закроешь глаза и уйдешь, я тебя заморожу, клянусь, - глубокий вздох, ресницы чуть дрогнули, прежде чем подняться, являя взору строгую серую зыбь песков, почти скрывающей неясные эмоции. Замираю, боясь, что сейчас одним движением разрушу всё.
- А принципы?
- В задницу твои принципы! – шипение почти в губы, так дразняще, что едва держу себя в руках.
- Я про твои.
- А их – нахрен... - наверное, именно эта фраза и послужила пинком к действию.
Преследующее меня чувство неправильности, наконец, отступило, каждое действие, скольжение губ, рук вновь стало верным и идеальным. Любовник оживился, решив выложиться в этот раз по полной, и после едва ли не мурчал, мружась. Впрочем, я не лучше.
Лежа на смятой, разгромленной постели, чувствую себя счастливым и довольным, мурчу едва слышно и млею под поглаживаниями. Собственнически прижимаю к себе, оплетя хвостом до кучи, и даже не пытаюсь отрицать ничего, честно признавшись, что уже давно шутки "наброшусь на тебя однажды" совсем не шутки. Меня обозвали идиотом, а я покорно согласился. На что угодно соглашусь, если она останется…
Академия в очередной выходной живет своей жизнью, совершенно не замечая нашего отсутствия. А нам это только на руку…



Дверь распахивается плавно и без грохота, значит, пришла Джувия. Увидев отражение синей макушки в зеркале, расслабляюсь окончательно и невозмутимо продолжаю заплетать косу, нисколько не волнуясь о своем виде. Штаны надел и ладно. Шорох ткани со стороны моей постели, из-под одеяла высовывается всклокоченная и еще сонная мордашка Торры, на которой быстро сменяются эмоции, выдавая некоторую панику, и я не могу сдержать улыбки.
-Я… могу вас поздравить? – неуверенно тянет синеволосая, переводя взгляд с блондинки, на меня, отмечая и разбросанную одежду, и следы царапин на моей спине. – С ребят по полтиннику.
Прекращаю кривить губы в попытке сдержать улыбку и хихикаю. Да, кажется, всё оказалось на своих местах.
Erian. 1 мая 2015 г. 19:34:03 постоянная ссылка ]
зарисовочк. Мик/Торра.
дополнить на досуге


Открыв глаза, пару мгновений смотрю в потолок, задумчиво пытаясь понять, что же вообще выдернуло меня из сна. Ожидаемо ответа не нашел, а сон уже ускользнул. Рядом слышится тихое дыхание Торры, прижимающейся ко мне боком. Ничего удивительного, я теплый, а одеяло немного сползло... Поправляю его аккуратно, стараясь не разбудить блондинку. Она такая хрупкая... Нет, я никогда не считал эту девушку слабой, скорее наоборот Торра - образец силы, упертости и уверенности, но сейчас она кажется беззащитною, открытою, спокойною. Кладу свою ладонь поверх её ладошки, осознавая насколько она меньше и тоньше, изящнее. Пальцы скользят по косточкам легко, пока в голове кружится почти панический хоровод мыслей. Хрупкая. Невыносимо хрупкая. Нажми и сломаешь. Мне страшно потерять её.
Ненавижу терять. За столько прожитых лет, я потерял слишком многих, и всё еще почему-то верю, люблю и надеюсь. Будто это не я смотрел как погибает всё, что сотворил на своей земле, будто не я каждый раз цеплялся за какие-то мелочи, чтобы вылезти из депрессии, избавиться от чувства пустоты. Друзей терять больно, но любимый и вовсе отвратительно. Насколько бы логичнее и проще было бы избавиться от этого чувства, чтобы не страдать раз за разом... Всколыхнулись старые воспоминания, по щекам скользнула влага. Удивленно смаргиваю, не сразу осознав, что это слезы.
-Хэй, дурной сон приснился? - её голос звучит немного хрипло со сна. Наверное, я сильно сжал её ладошку, чем и разбудил. Неловко...
-Да, - соглашаюсь, разжимая пальцы и вытирая слезы с лица.
-Это просто сон. Я рядом, - тонкая ладонь ложится поперек моего живота, а серые глаза пристально осматривают моё лицо, будто это поможет ей понять о чем был мой "сон". Да, родная, ты рядом. - Спи, у нас завтра еще уйма дел.
Согласно что-то мычу, утыкаясь носом в белобрысую макушку вновь устроившейся рядом Торры. Останься со мною подольше...
Erian. 1 мая 2015 г. 19:35:12 постоянная ссылка ]
Мик/Торра. я бредила идей с иллюзиями, писала быстро да так и не дописала. нуждается в дополнении и полной переделке

Что бывает, когда один безумно скучаю